Собрание сочинений В.Орлова и Д.Печерникова
 
Один день Анны Щерук
 
© Даниил Печерников (2012)
 
Анна Щерук, известная в Интернете также как Ирина Каплан, менеджер рефератной компании IQ Docent, с облегчением вздохнула…
У неё был тяжёлый день, но она успела многое…
Как правило, она начала рабочий день с захода на фрилансовую биржу заказов под вымышленным именем «Elena-PR», посмотреть, нет ли каких новых запросов на курсовые. Числясь фрилансером, она никогда сама не делала даже те работы, в которых заявляла себя на бирже в качестве исполнителя, а передавала всё другим. Какие были заявлены требования, - она никогда не думала, потому что не привыкла ни думать, ни анализировать задания. Так, например, было несколько месяцев назад, когда она брала на бирже работы про Законы Хаммурапи и про музыку Эдварда Грига, не понимая ничего ни в том, ни в другом. «Исполнитель разберётся», - как всегда, думала Анна. Главное, чтобы заказов в списке было побольше. Заказчиков в офисе и в Интернете не так много, потому что компании «от роду нет году», - так восполним фрилансами…
А потом оказалось, что требования к работам были совсем другими. Если в офисе можно ещё заставить заказчика признать свои ошибки, то с удалёнными ресурсами спорить не полагалось: они ощущали как юридическую, так и техническую безнаказанность. Как и Анна в отношении исполнителей. И, как всегда, виновным назначим исполнителя, думала она.
С этими мыслями Анна скачала требования по трём работам по таможенному менеджменту. Даже не обращая внимания на орфографические ошибки, она перекопировала текст в экзелевский файл, служивший формой заказа, и, каждый раз сохраняя его по новой, присваивала номера этим псевдозаказам. Оставалось только найти исполнителей на них. «Гонорар поставим пониже, требования – повыше, и пусть себе работают, а я ничего не делая, кроме распределения, в накладе не останусь», - усмехнулась Анна.
Предложив эти списанные с фриланса работы двум-трём кандидатам, Анна перешла к претензиям и написала жалобу на одного проверенного исполнителя, которому по серии однотипных работ постоянно меняла требования. Доходило до абсурда: преподаватель навязывал в качестве мероприятий по повышению мотивации персонала провести сеть ЛВС и установить систему 1С «Торговля и склад 7.7». Исполнитель категорически не соглашался, и вполне обоснованно: какое отношение имеет всё перечисленное к мотивации? Но Анна наорала на исполнителя, цинично заявив ему: «Ты хочешь поскорее получить деньги и не делать корректировки! Пока эта работа не будет исправлена, как хочет преподаватель, ничего платить не буду!»
Анна сама не понимала ничего и в мотивации персонала, и приводимая реплика свидетельствовала, что политика её фирмы – демотивационная, то есть как раз наоборот. Но ей было на всё наплевать. Главное – побольше причинить неудобств исполнителям, она вынесла это из двух предыдущих таких же компаний, только крупнее, где она работала (или создавала видимость работы). А не платить за все работы, если хоть по одной есть замечания – это Анна усвоила давно. Понимала, что доказывать трудно, тем более иногородним, и упивалась своей безнаказанностью.
Затем она устроила скандал ещё одному исполнителю. Тот указывал ей на важный недостаток в работе: замечания по работам не анализируются. Тем более никаких замечаний Анна пока по данной работе исполнителю не переслала. Анна, прочитав письмо, быстренько порылась в почте, тут же проверенным методом Ctrl+C – Ctrl+V собрала все замечания, какие только приходили по данной работе за неделю, и одним письмом отправила их, не снабдив никакими комментариями. «Разберётся сам», - подумала Анна, приступая к обзвону и обкрикиванию всех исполнителей, у которых было ещё достаточно времени на выполнение работ. Какое-то непонятное уовольствие получала она, заставляя делать исполнителей самые абсурдные «корреткировки», как Анна обычно писала в письмах.
Через час, сорвав себе голос, Анна возместила потерянное горячим чаем, как вдруг позвонил один чиновник, несколько месяцев назад решивший для поддержания карьеры защитить диссертацию, чтобы выразить недовольство методами её работы. Анна и здесь оказалась на высоте: даже не став слушать его замечаний, она позвонила по скайпу очередному исполнителю, сообщив, что по уже выполненной диссертации он должен вернуть все деньги, так как работа «плохая». И не став выслушивать резонные возражения, что нужна отрицательная рецензия с полным указанием замечаний, она отключила связь.
Анна также занялась подсчётами: сколько же она выгадает, если побольше придумает замечаний исполнителям, чтобы у многих были по одной или двум проблемным работам, как причинам не заплатить им вообще. Она решила цепляться за любое замечание или недовольство заказчиков, сама уступая в уровне развития самому некомпетентному из таковых. На данный момент накопление по невыплатам исполнителям уже превысило стоимость двухмесячной аренды офиса. «А при небольшой изобретательности доведу и до трёх и даже четырёх месяцев. Или себе на поездку в Грецию отложу, - подумала Анна, - главное – побольше давить на исполнителей», и она это понимала как не брезговать ничем: обвинять, оскорблять, унижать, побольше личных нападок, щедро поливать их словесным бабским поносом, говорить плохо об их работах, игнорировать все аргументы, в том числе о том, что «информация неполная» или «замечания не анализируются». Анна никогда не утруждала себя анализом информации, будь то заявленные первичные или невесть откуда взявшиеся вторичные требования. У неё было как в «Москве 2042»: всё первичное - вторично, а всё вторичное – первично. К методичкам она относилась как к Библии, даже если они содержали грубые ошибки. Любые указания преподавателей она требовала принимать на веру, а любые требования к работе объявляла первоначальными. «Так удобнее», - думала Анна. Потому что если требования первоначальные или считаются таковыми, исполнителя можно заставить работать бесплатно над ними, а то и вовсе не заплатить даже заработанный гонорар. А за вторичные изменения, чего доброго, иной и доплаты потребует… А не хочется платить... Иначе не на что в Грецию будет ехать...
Но этому дню в жизни Анны не суждено было завершиться спокойно: вошёл Дункан, программист компании, в обязанности которого входило и отслеживание информации в Интернете, и сообщил, что нашёл негативные отзывы о деятельности компании IQ Docent, явно написанные исполнителями.
Истерично крича: «Покажи! Кто это сделал? Хочу почитать!», Анна бросилась за стеклянную перегородку, где работал Дункан. Эти отзывы были первым таким случаем за несколько месяцев работы IQ Docent.
 
 
Вернуться в оглавление